palmetta

о финальной распродаже в салоне Palmetta

на улыбку отвечают улыбкой, знаете. 

я простояла в торговом центре тридцать шесть часов. мимо меня прошли тысячи людей; поодиночке и парами, группами, весёлые и уставшие, с работы и на работу. смеющиеся, капающие на пол икеевским мороженым, с бумажными пакетами, с нагруженными тележками, с орущими детьми, с самокатами, конфетами, гамбургерами… я могу уже, наверное, написать целую диссертацию о людях, но в одном-единственном я убедилась ещё глубже за эти тридцать шесть часов - в том, в чём, признаться, уже начала разочаровываться. 

на улыбку отвечают улыбкой. 

вы, наверное, не поверите мне. я и сама себе до сих пор не очень верю. я стояла у открытых дверей магазина. не волшебница и не голливудская звезда; уставшая девчонка с пачкой разноцветных флаеров, исподтишка вытаскивающая из туфель гудящие натуженные ноги. 

но чёрт подери. 

я помню ту женщину в потёртом сером пальто; у неё были маленькие красные ладони, колечко на безымянном пальце и она, остановившись, долго перекладывала тяжёлые ашановские пакеты из руки в руку только для того, чтобы взять у меня флаер. я помню тех девчонок из соседнего Berliner`a; они окружили меня, хохоча, расхватывали листовки, и их уставшие, красные от постоянного напряжения и яркого света глаза блестели. я помню того мужчину с весёлой блестящей лысиной; он вытащил из моих рук полстопки и, улыбнувшись исподлобья, протянул пачку M&M`s: “Угощайтесь!”. 

на улыбку отвечают улыбкой. 

я не знаю, как это выходит; я не знаю, как получилось, что моя неуверенная тонкая улыбка вдруг отразилась в сотнях лиц вокруг меня, как в маленьких зеркальцах, и вернулась назад, так, что я забыла о гудящих натертых ногах и застывшей спине. я не знаю, как получилось, что этот фантастический свет горел везде вокруг меня, но это было, честное слово, это происходило со мной, и я в очередной раз, закрыв глаза и закусив губы, сказала себе: всё проще, чем ты думаешь. мир светлее, чем ты думаешь. 

на улыбку отвечают улыбкой.