365 days of color

happy birthday, yoosung!! ☆ ☆ ☆ hopefully you have a choco milk free day \o/

О лишних вопросах

Однажды нас спросят, куда мы идём? И мы не найдёмся, что сказать в ответ. Замешкаемся, оглядимся по сторонам, спрашивая сами себя, где оказались, как пришли сюда. Мы так верим в сам путь, что чаще забывает, что идём, что что-то делаем, достигая цели. Мы слепы, мы не чувствуем, мы просто идём по дороге, которую сами выдумываем, дороги нет, но нам кажется, что она под нашими ногами и стоит ей следовать.

Однажды нас спросят, что мы делаем? И мы не найдёмся, что сказать в ответ. Замешкаемся, оглядимся по сторонам, взглянем на свои руки, на шрамы на них, посмотрим внутрь себя. Чего мы достигли, где оказались, как дошли сюда? Даже себе мы с трудом ответим на эти вопросы.

Однажды нас спросят, где мы находимся? И мы не найдёмся, что сказать в ответ. Замешкаемся, оглядимся вокруг, взглянем вперёд и назад, задумавшись, даже достанем карту и попробуем отметить пройденный путь, но карта окажется белым листом и отметить ничего не получится.

Мы там, где мы есть; мы делаем то, что делаем; мы идём туда, куда указывают цели, обстоятельства и желания. Мы всегда мы, мы всегда на своём месте. Многое не поддаётся объяснению, на многое нет ответов. Они и не нужны. Главное, верить в себя, чувствовать себя, быть там, где ты есть сейчас, стремиться куда-то и оказавшись там снова быть на своём месте. Мы в точке, мы не на линии. Нет старта и финиша, есть момент, в который попадают события и наши действия. Поэтому лучше не ждать, не бездействовать, не думать, а просто делать, просто мечтать, просто жить там, где мы есть, делая то, что делаем, и находясь в этом самом моменте, радуясь ему, расстраиваясь или пребывая в равновесии, но жить. Жить и не задавать лишних вопросов.

2

О свете и темноте

С каждой минутой наступления сумерек город затихает. Пропадают голоса под окнами, реже шелестят автомобили колесами по асфальту, перестают звучать монотонные сигнализации и гудки. Кто-то медленно поворачивает регулятор света, а вместе с ним и звуков. Яркий солнечный свет, который только кажется тёплым, потому что, как мне сказали, на улице сегодня достаточно морозно, сжимается, перебарываясь тенями, и словно вытягиваясь из комнаты наружу через окно, уносится в сторону горизонта. Откуда-то сверху с купола наползает синева, сначала светлее, но постепенно она разгорается в темные оттенки и вот уже над макушкой нависает ясный синий цвет, который вот-вот изойдёт в фиолетовый и окончательно сомкнёт створки заходящего солнца. День погаснет, сгорит и наступит вечер, тихий, спокойный, весенний вечер.

Огромными желтыми птицами устремляются облака в закат, к уходящему солнцу, прячась от надвигающегося синего полотна - будто это ловушка охотника. Кое-где перья этих птиц светятся розовым, на краях, по контуру. Осталось совсем чуть-чуть, линия горизонта светится спасительными воротами, за которыми спрячется этот день. В ближайшие минуты желтые птицы облаков скроются в закате, а следующий за ними вечер ударится о закрытые створки и окончательно погрузит весь город в темноту. Перед этим самым моментом крылья облаков вспыхнут ярким огнём, розовый цвет разгорится в огненные оттенки и искрами прожжёт россыпь звёзд в тёмной ткани наступившего вечера. А может, это вовсе не огонь, а следы крови, смешанные с белоснежностью облаков; может, охотник все-таки догнал и полоснул острым ножом одну из огромных желтых птиц, оставив кровоточащий след, который будет тянутся до самых ворот заката и также потухнет в нём с наступлением темноты? Через пару минут всё окончательно стихнет, птицы исчезнут, их кровь растворится в темноте, а через прожжённые искрами точки выглянут звезды. Уйдёт день, наступит ночь. И нет ничего красивее их борьбы на небесном полотне. Каждый вечер сменяя друг друга, каждый вечер борясь, каждый вечер не повторяя предыдущие - день борется с ночью, свет борется с темнотой.

О Пасхе в дороге 

Я стою на перроне и мимо проносится поезд. Я стою чуть поодаль и вагоны кажутся с мой рост, если провести рукой от макушки до линии движения состава. Помню, как в детстве смотрел почти каждое утро на поезда с высоты своего роста, снизу вверх, считал вагоны, сбивался и отводил глаза от мелькающих цветов. А сейчас они кажутся по росту и смотрю я на них вровень и даже чуточку свысока. Сколько времени прошло, чтобы я почувствовал это. Кажется, я вырос. 

Всё детство я смотрел на поезда, почти каждый день, каждое утро, но впервые поехал на поезде только годы спустя. Так я смотрел на вагоны, в которых ехали люди, выглядывая из занавесок, или на вагоны гружёные углём, платформы со строительной техникой или даже пустые составы, которые звучали как-то по-своему, да и ехали, казалось, быстрее. Каждое утро я просыпался, слыша отголоски поездов вдали за окном, переходил железнодорожные пути, чтобы дойти до школы и этой же дорогой шёл обратно. И даже переехав сейчас, сменив города, я живу недалеко от железной дороги и иногда слышу за открытым окном, как едут поезда, медленнее или быстрее, гудя и ритмично стуча колёсами, поднимая пыль с дороги. 

Обычно получалось встречать Пасху где-то с семьёй дома или друзьями, а в этот раз я еду в поезде. Все, что нужно было, я успел вчера, и наговориться, и найти, что хотел, и покрасить яйца. Вот и сейчас в моей сумке покрашенные яйца и пара куличей, чтобы по приезду тоже чувствовать праздник в другом доме. В такие дни нужно быть с родными и близкими, смеяться, разговаривать, вкусно есть и после убираться вместе на кухне. Но даже находясь в поезде я мысленно ещё дома, потому что перед самым выходом я все-таки успел отломить кусочек помазки с кулича с цветными шариками - ведь с самого детства все знают, что это самое вкусное, как бы не ворчала бабушка. С праздником Светлой Пасхи, друзья!